Свежие отзывы
Александр
Во вторник в 07:13
Привет! Хочу поделиться своими впечатлениями о книге "Цепной пес самодержавия" Виктора Тюрина. Это произведение оказалось для меня настоящим
Цепной пес самодержавия - Виктор Тюрин (книга 2)
Сергей
13 июля 2024 17:32
Прослушал аудиокнигу с удовольствием!
Цепной пес самодержавия - Виктор Тюрин (книга 2)
Аня
19 июня 2024 16:25
книга просто шикарная. Автор Кальби Иман просто умничка. Такие любовные романы пишет. Рекомендую всем.
Вторая жена - Иман Кальби
Игорь
15 июня 2024 12:42
Спасибо за роман. Сюжет и озвучка создают невероятную атмосферу напряжения. Замечательно провел время
Псы Нинеи. Охотник за тенями - Денис Владимиров (4)
Анна
25 мая 2024 17:16
Книга офигенная
Прыжок - Сергей Лукьяненко
My-audiobooks.com » Фантастика, фэнтези » Все пули мимо - Виталий Забирко

Все пули мимо - Виталий Забирко

Все пули мимо - Виталий Забирко

Исполнитель:Смирнов Геннадий
Время:17:01:29
Добавлено:10-03-2024, 14:04
0 0
Голосов: 0
Странное существо попадает на Землю. Внешне — человек, но мораль, знания, не говоря уж о способностях, резко отличаются от свойственных землянам. И встречается посланец невесть какого мира с обычным мелким рэкетиром. С этого момента меняется жизнь Бориса Пескаря, ох как меняется! Начинается его стремительная карьера...Доп. информация: В аудиокниге отсутствует 37 глава (файл 40.mp3). Текст отсутствующей главы — под спойлеромНабалаболеная 37 глава пока не найдется оригинал (Движок Yandex SpeechKit. Голос Филипп) Глава 37Короче, повёз нас мсье Серьйожа парижские достопримечательности показывать. Вначале, естественно, в кабак какой-то заглянули деликатесов французских отведать. Честно скажу, лапки жабьи ещё ничего на вкус оказались, а вот улитки — дерьмо собачье. Нормальный русский человек даже с голодухи на подобное не позарится. Да чо с них возьмёшь — французы, лягушатники… Небось, не в пещерах в доисторическую эпоху жили, а в болоте обитали, потому и жрут всё такое непотребное, выпендриваются.Покатили мы затем по городу. Мсье Серьйожа соловьём заливается, историю чуть ли не каждого булыжника в мостовой расписывая. А меня, как назло, истома опохмелочная обуяла. Вроде слушаю из вежливости, что он там про Палёный Рояль, Лавр, университет Срубонны да лес Бульонский треплется, а сам куняю потихоньку. Встрепенулся было, когда к Нотру-Дам подкатили. Ну, думаю, сейчас бордель, на весь мир знаменитый, увижу. Хрен с горчицей! Собором католическим этот Нотру-Дам на поверку оказался, без всякого намёка на таинство прелюбодеяния.Не успел я в себя прийти после расстройства такого, как меня второй раз надули, предложив по сену покататься. Размечтался я, фильмы их исторические припомнив, где бравые гренадеры с пастушками то в стожке каком, то на сеновале «катаются-кувыркаются». Однако опять ни фига подобного. Сено — названием реки оказалось, что через Париж протекает. Грязной такой реки, занюханной, что канава сточная.В общем, выпал я в осадок полный. Поэтому когда мсье Серьйожа предложил на театр «А де он?» посмотреть, я наотрез отказался. Чёрт его знает, сколько мы, судя по названию, этот театр «передвижной» по городу искать будем и найдём ли.— Достаточно с меня впечатлений, — говорю. — По самое некуда напичкался, аж черепушка раскалывается. Вези, так и быть, в «Националь» обедать, а вечером кабаре какое обеспечь. Хочу на француженок фривольных поглядеть, как они канкан наяривают.Хлопает ресницами мсье Серьйожа, не врубается.— Думаю, «Мулен Руж» подойдёт, — поясняет Сашок.— Что ещё за «Мыльный Рож»? — спрашиваю настороженно. Хватит мне лапшу на уши вешать в виде «сена», Нотру-Дам да университета финансово-испражняющего.— Это варьете престижное, — глотает усмешку Сашок. — Ручаюсь, тебе понравится.— Ну-ну… — ворчу недоверчиво. — Надеюсь, не брадобрейней окажется…Ну угодил мне Сашок! Вот уж душу потешил! Свой мужик в доску, хоть и пьёт редко.Короче, завалили мы вечером в этот самый «Мыльный Рож» всей кодлой, ложу оккупировали. Сидим в креслах плюшевых, публику рассматриваем. А публика вся в пух и прах разодета, бабы драгоценностями неподдельными сверкают — такое впечатление, что мы на них глазеть пришли, а не представление лицезреть.Э, думаю себе, опять мне нос натянули. Когда же оркестр симфонический заиграл, я совсем потух. Ну, зверею про себя потихоньку, ежели сейчас мне балет показывать начнут, обматерю Сашка на чём свет стоит и ложу принципиально покину. Может, заодно и мсье Серьйоже морду намылю, чтоб, значит, названию варьете долбанному соответствовал.Тут под менуэт и начали на сцену из-за кулис пары прифранчённые выплывать — что тебе народный ансамбль песни и пляски Моисеева хоровод завёл. Только мужики все во фраках, а бабы в кринолинах. Срываюсь я в сердцах с места и рот уж открываю, чтоб загнуть трёхэтажно, когда вдруг замечаю некоторое непотребство в туалете дамском. Вглядываюсь внимательней и так, с открытым ртом, назад в кресло и плюхаюсь. Чуть кондрашка меня не хватила! Это же надо такое удумать! Ну, приблизительно, как если бы ансамбль одного Моисеева с балетом другого Моисеева объединить, и всё это на сцену выплеснуть.Не знаю, кто мне в руки бинокль театральный сунул, поскольку я глаз от сцены оторвать не мог. Так почти всё представление с биноклем и просидел. Бабы-то на сцене вроде и в платьях пышных, но вырезы на них такие бессовестные, что просто удивительно, как одежда на теле держится. У одних вырез спереди до пупа, чтоб зрителю сиськи голые, зазывно торчащие, лицезреть можно было, у других вся спина вместе с задницей открыта, а у третьих спереди ниже талии вырез, и лобки, бритые и волосатые, напоказ выставлены. В общем, у кого какой товар по высшему разряду, тот на всеобщее обозрение и предлагается. Одним словом, срамота. Но на полную катушку.А я тоже — тюха! — канкан мне в панталонах подавай. Застыл в своём мироощущении Запада где-то на начале века, а цивилизация тем временем во-он куда шагнула!Всё первое отделение сценкам из жизни европейской великосветской посвящено было. Представляете себе такое: на сцене дама в вечернем туалете изысканном стоит, а ей лакей бокал шампанского предлагает. Берёт она бокал жестом царственным, томным, пресыщенным, пригубливает аристократически и с той же чопорностью назад на поднос бокал ставит. И всё. Вся сценка. Но восторг в зале неимоверный, потому как во время всего этого она в вырез платья писькой голой в публику светит. Крики «Браво! Браво!» — со всех сторон, однако вот аплодисментов почему-то не слышно. Как разумею, не до того мужикам сейчас — ручки шаловливые иным делом заняты.Второе отделение из жизни Востока было. И уже без мужиков на сцене. Я их понимаю и сочувствую: разве можно такое выдержать? Целый час на сцене с бабами эротически обнажёнными провести, мазурку с ними водить, шампанским потчевать и — ни-ни! Так и импотенцию недолго заработать. При таких «нагрузках» за вредность, как в горячем цеху, доплачивать надо.А бабы тем временем нам то ли гарем показывали, то ли сценки из жизни гурий рая исламского. На всех бабах шапочки восточные с пёрышками, морды шарфиками прозрачными закутаны, на телах да руках цепочки и браслетики позолоченные, на ногах туфельки с мысами загнутыми да шаровары разноцветные. Правда, шаровары необычные, особенные, типа нарукавников. Снизу, как и положено, на туфли ниспадают, а вверху на резинках. И резинки эти аккурат там ноги охватывают, где у баб обычно чулки заканчиваются. И всё. Такая вот одежда.Особый восторг у публики баба с пером страусовым в заднице вызвала. Её даже пару раз на «бис» вызывали. А мне больше баба на качелях под потолком понравилась, принцессу из себя изображающая. Диадема у неё на голове искрами звёздными блестит, по талии цепочка тонкая золотая струится, концами между ног свисая, и ничего больше. Покачивается принцесса на качелях и смотрит на публику с небес горних взглядом божественным. А фигурка у неё такая точёная, что ни взять, ни прибавить. Столяру какому высококлассному её всю жизнь своим «фуганком» строгать-строгать, стружки не снять.— Её хочу, — говорю хрипло и пальцем тычу.— Что? — не понимает мсье Серьйожа.Отрываю я с трудом глаза от бинокля, к французу поворачиваюсь. Достанет он меня, в конце концов, своим непониманием.— На вечер мне её обеспечь, — рублю тоном твёрдым, возражений не допускающим.— Что вы… — лепечет перепугано мсье Серьйожа. — Тут так не можно… Неприлично… Телохранители у каждой… А это — сама примадонна…— Можно подумать, — оскаливаюсь я в усмешке нехорошей, — ежели примадонна, то она и не трахается. За деньги всё прилично, — изрекаю сермяжную истину и взглядом своих сопровождающих обвожу. К Сашку не обращаюсь — он у меня для серьёзных дел, нечего его по «шестёрочным» поручениям посылать.Смотрю на «горилл» своих, оцениваю. А они сомлели уж от зрелища такого, цвет морд от синюшного до бледного всеми цветами радуги меняется с калейдоскопической скоростью, пот ручьями льётся, будто они уже по третьему вагону дров разгружают. Не, не для наших мужиков такое. Могут и с цепи сорваться.— Тебя как зовут? — спрашиваю сочувственно самого амбалистого «гориллу», который вроде за старшего среди них.— Василий… — шепчет он горлом пересохшим.Самое имячко для таких поручений, думаю.— Вот что, Вася, — говорю, — бери мсье Серьйожу и топай в дирекцию варьете. Что хочешь там говори, любые деньги сули, но ангажируй их примадонну для меня на ночь.А сам про себя к Пупсику за помощью обращаюсь, чтоб, значит, всё тип-топ было, да не сорвалось ненароком.Встаёт Вася с кресла, а самого качает. Но таки справляется со здоровым инстинктом продолжения рода, грабастает к себе под мышку мсье Серьйожу и, косолапя, будто весь день в седле гарцевал, к двери из ложи направляется.Минут через пятнадцать, аккурат представление закончилось, они возвращаются. Такое впечатление, что мордами в фойе поменялись. У Васи морда — респектабельная такая, спокойно-умиротворённая, а у мсье Серьйожи — растерянная, бледная, с глазками недоумённо бегающими.— Получилось… — лепечет французишка пришибленно. — Кто бы мог подумать…— За пятьдесят тысяч. Через час её прямо в замок доставят, — басит довольно Вася и горделиво на мсье Серьйожу поглядывает. Мол, знай наших!— Так чего мы здесь расселись? — вскакиваю с места. — По коням!Хотя сам что жеребец застоявшийся мог бы всю сотню лье до замка, нами арендованного, на одном дыхании преодолеть. Впрочем, обмирает сердце в предчувствии сладком, мне сегодня более интересные «скачки» предстоят.У порога замка нас, как и полагается, привратник с буклями и в ливрее встретил. Передал с рук на руки так же одетому дворецкому, а тот в зал, шикарно обставленный, провёл, за стол, от жратвы ломящийся, усадил.В камине полешки потрескивают, свечи в канделябрах интимный полумрак создают, прислужники в ливреях туда-сюда бесшумно снуют. Уж и не знаю, какой нам спектакль эпохи Викторианской уготовили, но мне на него начхать. Сижу как на иголках, примадонну жду.— Вот что, — говорю сварливо мсье Серьйоже. — Распорядись-ка, чтоб никого из обслуги в замке до конца контракта не было. Мельтешат, понимаешь, поперед глазами… Того и гляди, свечку в руках держать надумают, когда я на примадонну влезу.Как ветром прислугу ливрейную сдуло.Сидим, ждём. Никто к жратве да питью не притрагивается — похоже, всем мандраж мой сексуальный передался. Оно и понятно — после такого представления…А тишина какая! Молчат все сосредоточенно, и слышно, как ветер в дымоходе гудит да свечи в канделябрах потрескивают. Естественно, никакой там музычкой хозяева нас не обеспечили. Средневековье, видите ли, показать решили! А кто их об этом просил, ядрёна вошь?!Пока суть да дело, я быстренько комнаты, к залу прилегающие, обследовал. Где тут у них спальня? В принципе, как человек непривередливый, к тому же на взводе критическом, я примадонну мог бы в любой из комнат оприходовать. Что на стуле, что на столе, что в кресле, что на рояле, что просто на полу, ковром застеленном. Однако в кровати всё же сподручнее. Это по молодости лет и в подъезде можно, а тут, когда все условия наблюдаются, почему ими пренебрегать? Три спальни я обнаружил и одну из них, самую роскошную, на заметку взял.Сел я затем снова к столу, сижу, жду в тишине гробовой. И когда уж совсем невмоготу стало, слышу вдруг фырканье автомобильное у крыльца. А через минуту дверь в зал распахивается, и входит, наконец, моя королева долгожданная. В платьице с виду простеньком, но небось за деньги бешеные от Кардена, в туфельках на шпильках, с сумочкой в руках. Цокает она шпильками по паркету, что кобылка породистая копытцами, небрежно сумочкой помахивает, будто на променад по подиуму для показа мод выперлась, а не на случку приехала.Вскакиваю я с места, в улыбке цвету, стул для неё от стола отодвигаю.Садится она на краешек, ногу за ногу забрасывает, сумочку на колени ставит и застывает безмолвно.— Ну, так что, киска, — гарцую вокруг неё, — может, сразу в постельку?Ноль внимания она на меня. Всех взглядом равнодушным обводит и какое-то слово с вопросительной интонацией произносит.— Деньги платить, — переводит мсье Серьйожа.Киваю я «бухгалтеру», тот чек выписывает, протягивает ей через стол. Берёт она чек, рассматривает бесстрастно, в сумочку кладёт. И никаких эмоций на лице! Затем встаёт, снова всех взглядом обводит, на Сашке его останавливает и опять что-то по-французски спрашивает.Тут уж я без переводчика её понимаю.— Я это! Я! — объясняю ей, кладу руку на талию точёную и в спальню облюбованную примадонну увлекаю.…Лучше бы я шлюху какую подзаборную снял, чем эту статуэтку рафинированную! Не зря говорят, что самое вкусное яблоко — с червоточиной. А ежели оно всё из себя красивое да румяное, то непременно кислятиной ещё той окажется — зубы так оскоминой сведёт, что не расцепишь.Так и с примадонной получилось. Лежит, понимаешь, что пень-колода — я об неё при обработке с первого же раза резец свой напрочь затупил, хотя в этом деле, без балды, на мастера краснодеревщика спокойно тяну. А тут — разочарование полное.Бросил я ей с досады ещё тысячу и велел всю мою братву обслужить. И куда она делась — согласилась как миленькая. Без переводчика всё поняла и даже вроде обрадовалась.Всё так же лёжа на спине деньги в сумочку спрятала, затем ноги пошире раскинула и мне пальчиком показывает:— Ком, ком!Уж и не знаю, по-каковски это, но, кажется, не по-французски. Хотя мне-то что — ни один чёрт? Главное, смысл однозначно просёк, мол, запускай следующего. И странно вроде — что ей та тысяча против пятидесяти, ранее полученных? Ан, нет — похоже, и от медяка ломаного не отказалась бы. Может, на приданое собирает? Тогда та ещё лярва. Не завидую тому, кому такая жена достанется. Впрочем, моя Алисочка не лучше будет.Выхожу я в зал и обстановку докладываю. Что тут началось! Буча целая из-за очереди. «Бухгалтер» мой отмороженный в козла похотливого вмиг обратился, аж руки затряслись, так первым к примадонне проскочить захотелось. Один Сашок участия в «паровозе» не принимает. Сидит за столом расслабленно, водичку минеральную попивает.В конце концов орлы мои с очередью разобрались. «Бухгалтер» таки первым в спальню рванул, за ним мсье Серьйожа пристроился (и куда только спесь аристократическая да воспитание европейское подевались!), а дальше уж «гориллы» по ранжиру у стеночки выстроились.Сел я к столу, стаканяру водки хлопнул, закусил чем-то там. И такая меня вдруг тоска смертная взяла, так домой захотелось, что спасу нет — хоть на луну вой. Подозреваю, Пупсик на меня хандру напустил соскучившись. Но, с другой стороны, что я удивительного да сногсшибательного в этих заграницах увидел? Да ничего! Сплошное разочарование.— Пусть на завтра самолёт готовят, — говорю Сашку. — Домой полетим. Надоело мне здесь.— На который час? — спрашивает понимающе Сашок.— А как проспимся, так и полетим, — вздыхаю тяжко, хлопаю ещё стаканяру водки и плетусь в одну из свободных спален.Ни хрена мне по-людски выспаться не дали. Сплю я, значит, сладко, и снится мне моя Алисочка, только не привычная, необъятная, а с фигуркой примадонны. И будто мы с ней любовью занимаемся. И такое она в постели вытворяет, так всё это клёво у нас получается — ну полная противоположность сексу со статуэткой французской. Мы просто на седьмом небе, вот-вот у нас обоюдный оргазм наступит…Когда чувствую, кто-то меня за плечо трясёт. Разлепляю глаза — день солнечный, я в кровати в спальне замка валяюсь, а надо мной лакей в буклях белых наклонился и будит осторожно, но настойчиво. А солнышко так это в буклях играет, лучами в пакле лакированной переливается, будто ореол призрачный у лакея вокруг головы.— Это ещё что за привидение?! — ору спросонья.Тут откуда-то сбоку «бухгалтер» нарисовывается.— Время нашей аренды вышло, — говорит заискивающе. — Пора замок покидать.— Ну и что?! — гаркаю раздражённо, что сон мой клёвый прервали. — Заплати ещё за сутки, но дайте нормально выспаться!Вижу, челюсть у лакея отвисает, когда ему прямо здесь, у моей кровати, «бухгалтер» баксы наличкой начинает отсчитывать. Тогда я отворачиваюсь от них и глаза смежаю.Вздремнул я ещё пару часиков, но сон приятственный с Алисочкой темпераментной так и не повторился. Вот я и говорю — одно расстройство эти заграницы…

Возрастные ограничения: (18+) Внимание! Аудиокнига может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних просмотр данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕН! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту для удаления материала.

Слушать онлайн Все пули мимо - Виталий Забирко
Отзывы о книге Все пули мимо - Виталий Забирко (0)
Ваше имя:
Ваш E-Mail: